» » » Мы могли зарабатывать на транзите до 25% нашего ВВП

Мы могли зарабатывать на транзите до 25% нашего ВВП



Академик Михаил Бронштейн: нам нужна стратегия и тактика подъема экономики.


«Мне 94 года, – сказал академик Михаил Лазаревич Бронштейн. – И больше двух третей из них я прожил в Эстонии. Ее достижения и беды – и мои достижения и беды».


– Как вы, выпускник Ленинградского университета, оказались в Эстонии? И что этому предшествовало?

– Я прошел всю войну... Закончил в звании старшего лейтенанта, под Бреслау; окруженный нами немецкий гарнизон капитулировал 6 мая. Наш штаб дивизии разместился в местной конторе НСДАП. Там я прочел и «Майн Кампф» Гитлера, и «Ост-план» Розенберга, и знаю, что было бы с Эстонией, если бы победил Гитлер. Эстония была бы восточной колонией Рейха, командовали бы немцы, им прислуживали бы те эстонцы, которые воевали в СС, а народ влачил бы существование, близкое к рабскому.


Меня история учила. Я окончил Ленинградский университет по специальности политэкономия; учась на заочном отделении – днем, чтобы прокормить себя и мою маму, которая была уборщицей в библиотеке, заряжал аккумуляторы в автомастерской, я прошел 5-летний курс за три года и получил диплом с отличием. Казалось бы – прямая дорога в науку. Но на дворе стоял 49-й год, разгар борьбы с космополитизмом. Я не мог найти работу в Питере, – меня приняла Эстония, в которой я прошел путь от учителя 4-й средней школы г. Тарту, жившего в комнате за сценой актового зала, до преподавателя Тартуского университета, профессора, доктора экономических наук, академика АН Эстонии, члена ряда зарубежных академий и научных сообществ, включая Римский клуб. Эстония стала моей второй родиной. И все ее достижения и беды – и мои достижения и беды.

Разрыв с Россией ударил по обоим государствам.


– Как вы расцениваете сегодняшнее состояние нашей экономики?

– Как, мягко говоря, трудное. Хотя стартовые предпосылки у нас были хорошие. Вспомним: Эстония единственная из стран Балтии вышла из СССР без кровопролития, кстати, это заслуга и русскоязычного населения, которое на референдуме в большинстве проголосовало за восстановление эстонской государственности. А уже затем, когда я работал в посольстве Эстонии в Москве, мы подготовили и подписали с Россией два крайне выгодных обеим сторонам соглашения. Их подписали премьер-министры Тийт Вяхи и Егор Гайдар. А я участвовал в их подготовке. Первое – о свободной беспошлинной торговле: перед нашей промышленность и сельским хозяйством сохранялся колоссальный российский рынок. Причем было оговорено, что такие же соглашения мы можем заключать с Западом.

И второе – о беспошлинном транзите российских грузов через эстонские порты. Глубоководные. Незамерзающие. В отличие от российских портов восточной части Балтийского моря.

В результате в Эстонию пришли западные инвесторы. Так в Таллинне (порт Мууга) появилась фирма Vopak E.O.S. , которую возглавляет Арнаут Лугтмейер. Она построила лучший терминал для перевалки российских нефтепродуктов, в первую очередь мазутов. Сейчас эта фирма находится в трудном положении.



– Отчего?

– Оттого, что резко ухудшились, политические и экономические отношения с Россией. Путин объявил портово-транспортную независимость, громадные суммы ушли на строительство портов в Усть-Луге, Приморске – замерзающих, неглубоководных, вместо того, чтобы эти деньги отправить в инновационный сектор.


Почитать по теме:

Мы могли стать мирным торговым мостом

– Выходит, разрыв отношений между нашими странами ударил по обеим?

– Именно так. Мы могли зарабатывать на транзите до 25% нашего ВВП. Итак, в результате Россия строит нерентабельные и неэффективные порты, а мы теряем капиталы из-за того, что один из прежних премьеров-реформистов – я называю таких национально ушибленными – провозгласил: «Транзит нам не нужен».


После восстановления независимости Эстония первой заключила с Россией взаимовыгодные экономические соглашения. И первые годы независимости Эстония по темпам роста и развития экономики могла сравниться с передовыми европейскими странами. Были созданы условия и для самостоятельного существования, и чтобы Эстония была мирным торговым мостом между евразийским и евроатлантическим пространствами.


Незадолго до восстановления независимости мы проводили в Таллинне научную конференцию. Я выступал на ней с докладом «Эстония как торговый мост между Востоком и Западом». И один эстонский журналист спросил: «А вы не боитесь, что по этому мосту пойдут танки?» Я ответил, что надеюсь, что во главе наших государств станут не политики, а государственные деятели. В чем же их различие – пришлось напомнить слова Черчилля: «В чем разница между политиком и госдеятелем? Политик думает о будущих выборах, а государственный деятель – о будущих поколениях».


И тогда в конференции участвовал знаменитый Збигнев Бжезинский, который добавил: «Главное свойство государственного деятеля – умение находить компромиссы». А компромисс – это защита своих интересов при понимании интересов своего оппонента и поиск точек соприкосновения тех и других. Первые годы после восстановления нашей государственности мы удачно находили компромиссы. Торговые соглашения между Россией и Эстонией были очень выгодны обеим сторонам, повышая их ресурсный потенциал. Для нашей страны – примерно на треть.


А потом к власти пришло правительство реформиста Андруса Ансипа. Он обещал, что мы будем в пятерке самых развитых стран ЕС. А мы оказались в тройке замыкающих – в результате того, что мы стали инициаторами резкого ухудшения отношений с Россией, кстати, Эстония не только размещает базы НАТО на границе с Россией, но и тратит из своего скудного ВВП на военные нужды больший процент, чем другие европейские страны НАТО.


И в результате мы получили вместо беспошлинной торговли с РФ единственные в Европе двойные таможенные тарифы, что привело к потере конкурентоспособности нашей промышленной и сельскохозяйственной продукции как на российском, но и на европейском рынке. И здесь мы впереди Европы всей.


– А почему на европейском?

– России мы продавали наши товары. Особенно сельскохозяйственную продукцию. В Питере наши продукты были нарасхват. А Россия на беспошлинной основе продавала нам сырье и те промышленные изделия, которые были необходимы нам. Теперь же мы во многом потеряли свои позиции. Если после восстановления независимости мы опережали и наших балтийских соседей Литву и Латвию, то теперь состояние нашей экономики и социальной сферы среди стран Балтии – замыкающее. Латвия, которая проводит более жесткую, чем у нас национальную политику, умеет получать выгоду от торговли с Россией. Недавно их совместная правительственно-деловая делегация договорилась с Россией, что Россия по 173 позициям будет осуществлять транзит через латвийские порты. Которые ничем не лучше наших, особенно по сравнению с портом Мууга.

И это наследство досталось современному правительству.


Почитать по теме:

Транзит не вернется в страны Балтии




Раскол в Центристской партии

– Как вы относитесь к той ситуации, которая сложилась в Центристской партии?

– Меня эта ситуация настораживает. Сам я беспартийный, но ближе всего мне по моим взглядам – экономическим и политическим – Центристская партия, которую в свое время создал и возглавил Эдгар Сависаар.

Мы оба были членами последнего союзного парламента и сделали все возможное для бескровного восстановления государственной независимости Эстонии и установления добрососедских взаимовыгодных отношений как на Западе, так и на Востоке.

Сейчас меня волнует наметившийся раскол в Центристской партии, который во многом связан с изменившейся позицией Сависаара, заключившего избирательный союз с теми силами, которые противостоят современному руководству Центристской партии.


Давать меньше, требовать – больше


Недавно премьер-министр Юри Ратас пригласил председателя Русского академического общества Ханона Барабанера и меня, чтобы посоветоваться по экономическим и социальным вопросам.

Современное положение Эстонии таково, что мы находимся в тройке самых проблемных стран ЕС. С самым низким жизненным уровнем, с самым высоким процентом оттока за рубеж ее человеческого потенциала, причем уезжают в основном квалифицированные специалисты и молодежь. Социальная программа Ратаса очень позитивна: повышение жизненного уровня низкооплачиваемых слоев населения, поднятие экономики, большие вложения в медицину...

Но где взять средства? Пока что принимались не самые эффективные меры. А в чем-то даже негативные. Например, повышение акциза на алкоголь...

– ... которое лоббировал министр здоровья и труда соцдем Осиновский, и считает это своим большим достижением…

– Человечество проходило подобное. Меньше не пили... Переходили на суррогаты. А сейчас ситуация такова. Латвия акциз пока не подняла. Результат: во-первых, финны теперь ездят за спиртным в Латвию. И наши доходы от туризма снижаются. Торговля не получает этих денег, зато появились люди, которые ездят в Латвию и привозят оттуда крупными партиями алкоголь, продавая его разными доступными способами.

Я бы сказал, что поднять нашу экономику возможно не сразу, а шаг за шагом, и первые шаги должны быть направлены и на нормализацию отношений с Россией. Обе стороны должны пойти на компромиссы.

Конечно, мы рассчитываем на помощь ЕС и Евроатлантического союза, членами которых является Эстония. Но здесь есть свои трудности, я уже не говорю о санкциях против России, которые наносят урон и европейскому сообществу, и его возможности оказывать экономическую поддержку таким странам как Эстония. Поэтому мы должны все больше рассчитывать на собственные силы и нормальное экономическое сотрудничество с евроатлантическими и евразийскими странами. А для этого нужно проводить тактику «step by step» («шаг за шагом» – ред.) с конечной целью сохранить свой человеческий и экономический потенциал. Что толку вкладывать деньги в подготовку специалистов, если они, получив диплом, покинут страну? Девяносто пять процентов выпускников медицинского факультета Тартуского университета работают за границей. А для этого надо также сохранять в Эстонии науку и прислушиваться к мнению наших и зарубежных ученых.

Нам необходимо при ограниченных ресурсах определить стратегию и тактику подъема экономики. С чего начинать. Чего делать нельзя. При встрече с Ратасом об этом и шла у нас беседа. И мы договорились, что связь с наукой премьер будет держать постоянно и будет внимателен к этим доводам.

stolitsa.ee

Российский транзит
Эстонии нужен российский транзит?
Всего проголосовало: 13
Больше по темам:Михаил Бронштейн
Добавьте комментарий
Войти через
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
ФОТО
Фотографии Макса Багаева
1-04-2018, 21:49
Старинные фотографии Таллинна
11-02-2018, 23:17
Наверх